ReitaSuzuki
Трахни мою душу молча.
Назание: Злобный Кай
Автор: Рейта Сузуки (Соавтор: Акира Йокадзе)
Фендом: the gazette; j-rock
Жанр: Черный юмор, стеб
Пейринг: Акира/ Кою(Рейта/Уруха); Таканори/ Юу(Руки/ Аой); Уке/курица(Кай/курица)
Рейтинг: NC-21
Предупреждение:
- много мата.
- много придуманных авторами болезней.
- содержит некурозоофилию оо"
Размещение: только с этой шапкой.



Вступление.

Наш добрый Уке Ютака решил отомстить. С чего всё началось?
Во-первых, все одногрупники называли его по фамилии. Во-вторых, им не понравилась.. его... немножко прожаренная... румяная.. в особом соусе неизвестного происхождения... КУРИЦА-ГРИЛЬ.

Часть первая.
Сузуки Акира (27 мая 1981 г.)


- Проснулся утром, сварил кофе, проводил девочку, побрился, умылся... Короче? Короче, приехал в студию, там только Уке. Впервые я прихожу вторым, ибо первым придти.. НЕВОЗМОЖНО.
Сидел на кожаном диване, курил Mild Seven Lights и вдруг очень приспичило помочиться. Ну никого нет, чо уж теперь, пошел себе спокойно в уборную. Отлил... Подробности надо? У меня вот.. А.. не надо подробностей.. Знайте что потеряли.
Вернулся и чуть не облысел. То ли от страха, то ли от того, что у меня барабанная палочка Уке пролетела над макушкой. Оглянулся, она на половину в стене. Чем он их точит?!
- Ты где был? – таким ехидным голосом спросил у меня Уке, сидя на кожаном диване и куря мою сигарету.. Он курит?.. *недоумение*
- Ну... Мочился. – пожал я плечами. Про барабанную палочку было страшно спрашивать.
- Ты что? Писал? – затушив мою сигарету и вскинув бровь, поинтересовался он.
Я стою в шоке. Ну мочился, ну писал. Одно и то же. СИНОНИМЫ, мать твою.
Он так грациозно поднялся с дивана, медленно подошел ко мне и с такой соблазнительной улыбочкой медленно спустился на колени. Я стою в шоке. Минет? Он гей? Пока я думал он спустил с меня штаны. Точно минет. В руке Уке сверкнула барабанная палочка. Так. Я, конечно, наслышан об трахе во все дыры и про такую великую болезнь как Хронический Недоебит У Ударников (ХНУУ), НО ПОЧЕМУ Я?! Я стою в шоке. И тут вдруг ЧИРК! Нет яйца.
Боль... Страх.. Боль... Кровь... БОЛЬ... МОЁ ЯЙЦО!.. БО~ЛЬ!!
Моё сердце остановилось. Мне казалось, что я сейчас умру. Я видел. Я ВИДЕЛ МОЁ ЯЙЦО У НЕГО НА ЛАДОНИ!! А я ведь... Хотел минет...
*тяжело дышит, голос Джигурды* ДАЙТЕ МНЕ ВОДУ!!
У меня горе! Я его даже похоронил! 40 дней ходил в чёрном! Поминал его и носил цветы!! Моё... яичко...
Спустя 40 дней поминок я всё-таки пришел на репетицию. Первым. Значит, он прятался. Оставшееся яичко вжалось и запаниковало. Я сразу понял, что у меня Паника Яйца (ПЯ). И тут вдруг... Я захотел.. ПОПИСАТЬ. *дёргается глаз* Я возненавидел себя за это. Но всё-таки нужда взяла своё. Я насторожился. Пока дошел до уборной проверил все трещинки в стене, заглянул за каждый угол и в каждую дверь. Я расслабился и принялся справлять нужду. Пока я спокойно писал тут вдруг из-за писсуара (автор сам не понимает КАК) выглядывает страшная рожа Уке.
- Ты что делаешь? – ехидно спрашивает он.
- Пи... пи.. пписаю. – ответил я, а яйцо вжалось в пах еще глубже и заскулило. Полная Паника Яйца (ППЯ).
Сверкнула барабанная палочка.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ... *спустя 5 минут* ...ЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!
Хрясь. И нет яйца.
- Акира, любимый, Акира, - говорит мне яйцо. – Я... как сложно это признавать... умираю. Я так любил тебя!! Я был верен тебе все 29 лет! *автор пропускает мемуары яйца за все 29 лет* И теперь... всё! Конец. – сказало яйцо, вздрогнуло и умерло. Оно ушло от меня. Навсегда.
После этого я ничего не помню. Я упал в обморок. Я даже не помню поминки яйца. Опомнился я только через месяц, когда пришел в студию, наебнулся об трусы Юу и свалил всю установку Уке. Уке в бешенстве, натравил на меня своих ХНУУтов (барабанные палочки). Я вжался в стену. И тут вижу! Идёт мой спаситель.
- Кою, зайчик, беги сюда!!! – завопил я голосом Витаса.
Он неторопливо подошел ко мне. Я упал на колени и схватил Кою за ляжку.
- Кою, малыш, любимый, спаси меня!! Спаси моё самое ценное и дорогое. То, что я храню вот уже все 29 лет!! – в то врем Уке затачивал одну их своих ХНУУ. – КОЮ!!
- О чем ты? – вскинул бровь этот горе-гитарист со своими дурацкими ляжками.
- О НЁМ!
- О ком?
- О том кого ты в рот брал.
- Я много чего брал в рот. Ты конкретней.
- То что кончало тебе в рот!
- Мне много чего кончало в рот. Конкретней.
- ХУЙ, СУКА!
- Чей?
Пауза.
- Ты мне изменяешь? Тебе кто разрешил мне изменять? УКЕ, - голосом Джигурды. – Одолжи палочку.
- Чувак, ты меня пугаешь. – орал он, когда я бегал за ним кругами с палочкой.
- ЗАМОЛЧИТЕ! – проорал Уке.
Мы с Кою резко замерли.
- Ты что? – ехидно пролепетал Уке. – Защищаешь его? – Уке указал палочкой на Кою.
Кою взглотнул.

Я не знаю что было дальше. Кою ко мне уже целый год не приходит. Зато... Я... Сохранил ЕГО!
Два месяца после происшествия говорил то голосом Джигурды, то голосом Витаса.



Часть 2.
Такашима Кою. (9 июня 1981.г.)


- Ох, каким грешником был я. Да простит меня Боже милостивый. *перекрестился*
Встал я утром. С бадуна. Ну как обычно. И в таком же виде как встал – пошёл на репетицию. Ну как обычно.
Иду по коридору и вижу до смерти запуганного Сузуки Акиру-сана. Ну как обычно. Он начинает называть меня ласковыми именами. Как обычно. Правда раньше.. Он делал это в постели. Ох, каким грешником я был. *перекрестился, перебирает четки* Я по нему так скучаю. *пальчиками а-ля «Хината»*
Я к нему подошел. Он упал на колени и схватил меня за ляху. Не как обычно. Мне стало страшно. Он начал меня умолять, чтоб я спас ЭТО. Я долго не понимал что он имеет в виду. И тут вдруг... Я спалился. Ох, каким грешником я был. Я изменял ему. Иногда. Всего два раза в день. *авторы: «Шалун»* Он начал бегать за мной с барабанной палочкой. Мне было страшно. Я никогда не испытывал такого. В меня совали всё что попало, но не палочки же! Ох, грешник. *перекрестился три раза и сказал «Аминь»* Уке Ютака- сан на нас наорал, мы замерли.
- Ты что? – ехидно пролепетал Уке Ютака-сан. – Защищаешь его? – он указал палочкой на меня.
Я взглотнул.
Сузуки Акира-сан испарился. Я впал в панику. Я никогда такого не испытывал! По его глазам было видно, что он болен ХНУУ. Мне его стало так жалко, поэтому я подошел. И тут вдруг ТЫК. И нет моей Правой Ляжки-сан. *голосом Джигурды* И тут я ему говорю!
- Ты чо, бля?! Совсем охуел?!
*успокоился* Тык! И нет Левой Ляжки-сан. Простите.. *прослезился, прикрыл рукой личико* Поэтому я ушёл в монастырь. В женский. В мужском же надо было брить голову... Я думал связь с Богом мне поможет пережить потерю Правой и Левой Ляжек-сан. *голосом Джигурды* Но там, блять, одни долбаёбы!! Вот скажи! *задрал юбку* ДА КОМУ БЛЯТЬ ЭТО НАДО?!
*напичканный успокоительным*
*сидит, покуривая сигару, раскинув ноги в сторону и напевая Маисеева*
Следователь-са~н, а вы не такой страшненький как мне сперва показалось. Может возьмёте меня в жены? А то так замуж хочется.
Вот у нас в монастыре 14 человек и железный Иисус. С Иисусом мне явно не нравится, маленький у него и холодный он какой-то. Все бабы девственницы. Были. Я их удовлетворил, лишил девственности, а они мне в благодарность в угол заныкались. Хреновы лесбиянки. Сидят ведь не в кучку, а в столбик. Нет, ну вы представьте. 13 женщин, потолок 18 метров, и столб. Из баб. Ужс. Я в шоке, я никогда такого не испытывал.
В итоге я пашу как лошадь, готовлю всем жратву, столы накрываю, а их нет! Чем им сено с молоком и хлебом не нравится? У нас же пост! Не выкидывать же хлеб на улицу!! Я его на могилки отношу, чтоб на Хэллуин поспать можно было нормально. А то засыпаю с видом на кладбище, просыпаюсь – кладбище. Такое чувство, что скоро в гробу проснусь, закопанный на этом же кладбище. А кто меня там закопает?! Женский тотемный столб в 18 метров! ПОЧЕМУ ИЗ 14 ЧЕЛОВЕК 13 КОСПЛЕЯТ ТАТЕМ, А 1 РАБОТАЕТ. И ЭТО Я!!
Аминь.



Часть 3.
Широяма Юу. (20 января 1979 г.)


*сидит та же «монашка» , придерживая поводок, на котором сидит Юу*
- В последствии случившегося Широяма ину Юу-тян говорить не может. Он только гавкает. *пауза* Я буду говорить за него, ибо я был свидетелем ужасного преступления, после которого я приютил его. *пустил слезу* Он жил в монастыре и охранял кладбище. Часто писал на тотемный столб, за что я его очень ругал. А вообще он воспитаный. *Юу чешет ногой за ухом* Сука, ОПЯТЬ БЛОХ НАХВАТАЛСЯ?! Тотемный столб из-за тебя до сей пор чешется! Юу, ФУ! Не писай на следователя, не грызи его стул и не еби его ногу!! ФУ!! ЮУ! МЕСТО!
*через 20 минут после жестокого отшлёпывания четками*
Юу притащил меня домой к Ютаке Уке-сану с воплями, мол, почему моя личная шлюха осталась без лях и ушел в монастырь. Ну конечно, я шлюха, как обычно. Ютака Уке-сан бросил краткий взгляд на Широяму ину Юу-тян.
- А ты что? – ехидно пролепетал Ютака Уке-сан. – Лезешь в дела лидера группы?
Он поставил две барабанные палочки на стол и подозвал к себе Широяму ину Юу-тян.
- Знаешь самое жестокое наказание лидера группы?
- Нет, - встревоженно ответил Широяма ину Юу-тян.
Бац подзатыльник. Палочки прошли через ноздри, задели всё-таки существующие извилины в мозгу Юу-тяна и проломили череп. Две барабанные палочки торчали у него из макушки как ушки. Уке возбудился от того зрелища, было много крови... из его носа.
Аминь.

Юу, дай лапу. ... ОПЯТЬ, СУКА, МОГИЛЫ РЫЛ?!


Часть 4.
Таканори Матсумото. (1 февраля 1982 г.)


Вообще, если честно, я немного не в курсе что случилось с ребятами. Я был в отпуске.
Нечаянно увидел как Уке трахал курицу в гримерке. Я сразу понял что у него ХНУУ и в последствии этого он стал некрозоофилом. Я хотел ему помочь, но когда увидел его красные глаза решил, что лучше отправлюсь в длительный отпуск.
Когда я вернулся, весь такой радостный, отправился в студию. Я так соскучился по ребятам. По ляжкам Кою, по яичкам Акирочки, по мозгам Юу.
Вхожу в студию и вижу.
Юу сидит на поводке и чешет ногой за ухом. Поводок держит Кою.. с крестом на груди, перебирая четки. Я сразу понял – прощайте, ляжки, выш хозяин монашка. В дальнем углу сидит Акира, нервно покачиваясь из стороны в сторону и шепча себе под нос о своих яичках.
Ко мне подходит Уке, подтачивая палочки.
- Дорогой, где ты был?
- Бегал.
- Странно, футболка сухая и совсем не пахнет.
- А ты кроссовки понюхай.
Тут вдруг Уке спрыгивает из окна. 3 этаж. Я уже даже пожелал ему пушистой земли. Но он, зараза, живучий. Вбегает ко мне с кустом крапивы, снимает мои штаны и давай трахать меня этой крапивой. Протрахал меня крапивой весёлые полчаса. Этого было достаточно.. Всё ВНУТРИ зудело и чесалось. Даже сейчас... чешется.. *соблазнительно так*
*двухчасовой трах со следователем*
Спасибо, уже не так сильно чешется. *HORNY*


Часть 5.
Уке Ютака. (28 октября 1981 г.)


- Так, дорогой друг. Я многое о вас сегодня услышал, чего не хотел слышать, много повидал, чего не хотел видеть, многое почувствовал, чего... кхм. Многое почувствовал. Поэтому я задам только один вопрос. За что вы лишили Акиру яиц, Кою ляжек, Юу мозгов, Таканори... ну... лишили?
- Они не оценили мою курицу-гриль.
- Я не удивляюсь... После того, что Таканори рассказал...
- Вы что? Слушали его?!
- Нет! СЯДЬТЕ!! НЕ ТРОГАЙТЕ МЕНЯ! НЕЕЕЕТ!!

Эпилог.




Тёмная-тёмная ночь. Тёмный-тёмный дом. Тёмная-тёмная комната. Тёмный-тёмный человек. Ебёт курицу...
Именно такую картину лицезрели Акира и Кою, стоя в коридоре квартиры Уке.
- Вы что? Всё видели? – ехидно пролепетал Уке.
- Да. Видели.
- Курицу не отдам. – вскинул брови Уке.
- А нам не курица нужна.
- А что тогда?! – удивлён.
- Так.. – задумался Акира. – в первую очередь, твои яйца. Это обязательно. Во-вторых, твои ляжки, потому что так котёночек хочет. В-третьих выебать тебя крапивой, потому мы с Такой давние друзья. Ну и... ладно. Пусть возрадуется наш пёс. Твой мозг.
Уке выпрыгнул с второго этажа. Мы уже пожелали ему пушистой земли, но он живучий, зараза. Он нарвался на полицейскую машину, которая отвезла его в дурку.
- Повезло. – Капитан Очевидность.
В холодильнике Кою и Акира нашли свои яйца и ляжки.
- Странно, что же я тогда похоронил?
- Ты хоронил свои яйца? – полное недоумение.
Мозги Юу, к сожалению... а может к счастью автора, который это печатает... были уже фаршем.

В это же время в студии творилось что-то неладное.
- Ай ты мой хороший. Блошки тебя замучила. – чесал Таканори Юу за палочкой. – А меня вот крапива замучила. – продолжил он. Таканори задумался, посмотрел на ничего не понимающего Юу. – Ну что, дружок. Поможем друг-другу?
Кхм.. 69.


На следующий день в студию ворвался с лыбой до ушей Акира.
Голосом Джигурды.
- Мои яйца вернулись!! Они ожили!!!!
Кою взглотнул и упал на колени перед Акирой, протягивая руки к его ожившему достоинству.
- Я.. ухожу из монастыря.
Мистер Вечный Стояк. (МВС)

Матсумото забрал себе Юу как домашнего зверя. Мыл его, кормил, удовлетворял.. ой. Спалился.
Акира и Кою жили долго и счастливо. Почти не изменяли друг-другу. Ключевое слово «почти». Через день. Как обычно.

В это время в дурке.
- Я зайчик!
- Ты что? Зайчик? –ехидно пролепетал Уке.



OWARI.